ЧЕМ ГРОЗЯТ "ДВОЙКИ" ПО ЭКОНОМИКЕ. Комментарии доцента СПбГУ М.Евневич "Деловому Петербургу"

10.11.2017

 Деловой Петербург (DP.ru). Интернет-издание

https://www.dp.ru/a/2017/11/09/CHem_grozjat_dvojki_po_jek 

Надо ли строго проверять базовые знания и компетенции у будущих экономистов? Или важнее, чтобы "хорошо знали предмет медики и инженеры, а экономисты, как и всякие гуманитарии, по дороге разберутся. Плохо, конечно, что они недоучились, но не криминал".

Мария Евневич, доцент СПбГУ, член совета директоров ООО "Максидом":

Надо ли строго проверять базовые знания и компетенции у будущих экономистов? Или важнее, чтобы "хорошо знали предмет медики и инженеры, а экономисты, как и всякие гуманитарии, по дороге разберутся. Плохо, конечно, что они недоучились, но не криминал".

Я позволю себе не согласиться. Почему контроль знаний будущих финансистов не менее важен, чем контроль знаний, например, будущих хирургов? И почему это неочевидно?

Напишу в терминах поведенческой экономики. Это сейчас важная ветвь экономической науки, собравшая половину Нобелевских премий по экономике за последние 20 лет, включая лауреата этого года Ричарда Талера.

Есть важный экономический вопрос цены человеческой жизни, который может быть исчислен статистически или конкретно. В чем разница? Если по телевизору показывают девочку Свету с косичками и грустным взглядом, страдающую тяжелым заболеванием, и для спасения которой нужно 200 тысяч долларов, люди начинают слать смс с переводами и собирают деньги (я и сама, признаться, посылала – и не один раз). Потому что это – конкретная жизнь.

Если та же сумма нужна для закупки нового оборудования в районную больницу, что позволит потенциально спасать дополнительно 100 человек ежегодно, большинство ничего не пожертвует, так как это статистические жизни – абстрактные. Они не трогают наше сердце, ведь мы не видим и не знаем этих людей. Масса статистических жизней или смертей воспринимается обывателем спокойнее, чем одна конкретная человеческая жизнь или смерть.

Поэтому, если мы предположим, что студент-медик списал все экзамены – мы в возмущении. А если экзамен списал будущий экономист, мы относимся к этому философски. И очень зря.

Ведь врач-двоечник может угробить лишь лимитированное число людей. Как максимум – вколов кому-то не тот препарат, ассистируя на операции. И у него вряд ли будет служебный рост, ибо все очевидно – кто и где виноват.

А экономист-двоечник (троечник), если он сможет получить диплом, имеет куда большие возможности. Например, если его пристроят на хорошую должность знакомые (или если он вместо учебы занимался общественной деятельностью, накопил связи и потом пошел в политику), может профукивать из-за собственной некомпетентности деньги вагонами, что приведет к гибели в десятки раз большего количества людей, которым, например, не хватило квоты на операцию из-за нехватки бюджетных средств в фонде омс. Причем его некомпетентность не будет замечена сразу, а может быть, ее и не заметят вообще – потому что экономические эффекты многофакторны. А тех, кто заморачивается факторным анализом с применением математического аппарата – единицы.

Поэтому не стоит недооценивать важность квалификации тех, кто влияет на большое количество статистических жизней. Ведь в массу их могут попасть и жизни наших знакомых.


Возврат к списку


© 2014 Санкт-Петербургский государственный университет